Врач Соловьев объяснил, как «мягкий» ковид разрушит наш иммунитет и сломает защиту от рака
Фото
iStockphoto

«Протекает мягче», «ведение противоэпидемических ограничений не требуется», — примерно к таким выводам пришли эксперты Роспотребнадзора на последнем совещании, посвященном теме COVID-19. Хотя и обратили внимание на рост заболеваемости — в Москве за неделю, например, зарегистрировали на 57 процентов случаев больше, чем за предыдущие семь дней.

По стране рост — 8,2 процента. Но причины переживать, по мнению эпидемиологов, нет. Заболевание протекает как сезонная простуда, свободных мест в оставшихся стационарах, работающих с новой коронавирусной инфекцией, предостаточно. Если потребуется, можно развернуть дополнительные койки буквально в течение нескольких часов. Картина, можно сказать, радужная. Открываются границы, туризм на пике, несмотря на некоторые ограничения, не связанные с здравоохранением.

Так ли все безопасно? Не увеличится ли тяжесть течения вируса с приходом нового подварианта COVID-19 ВА.4/ВА.5? О прогнозах «Доктор Питер» поговорил с врачом лабораторной диагностики, организатором здравоохранения, ведущим экспертом Национальной медицинской ассоциации по развитию экспертной деятельности в сфере лабораторной диагностики «МедЛабЭксперт» Александром Соловьевым. 

Александр Соловьев

Врач лабораторной диагностики, эксперт в области организации здравоохранения, ведущий эксперт Национальной медицинской ассоциации по развитию экспертной деятельности в сфере лабораторной диагностики «МедЛабЭксперт»

t.me/ZdravProsvet

Дождались «вырождения»

- На самом деле, в основе предположения, что COVID-19 не страшнее простуды, стоят предположения отдельных эпидемиологов, — объяснил Александр Соловьев. — Оно небезосновательное. Эпидемиологи опирались на частые истории, которые показывали, что происходило с вирусными инфекциями, передающиеся респираторным путем. Все они в процессе эволюционирования ослаблялись.

Особенно заметно это происходило у детей. Вирусы становились сезонными, например, как это произошло с пандемией гриппа «испанки».

- Что-то изменить может резкий геномный сдвиг, тогда возможна новая эпидемия и пандемия, но для этого требуются большие промежутки времени, — объяснил Александр Соловьев.

Все эти представления о том, как вирус должен себя вести и стали доминировать не только среди эпидемиологов и вирусологов, но и околоправительственных кругах.

- Решение вводить ограничения, объявлять локдаун, как мы видим особенно по первому году пандемии, были очень тяжелыми, требовались огромные средства одномоментно, росло недовольство у людей, связанное с ограничением свободы, повседневных контактов, — объяснил врач Соловьев.

В итоге, фактически в каждой стране буквально дожидались этого «вырождения», чтобы снять ограничения и вернуться к обычному образу жизни. Точка зрения, что ковид постепенно становится обычным ОРВИ, стала доминировать.

Расстояние не имеет значения

Швеция вообще решила не садиться в локдаун, потом к стратегии отказа от ограничений присоединилась Великобритания, далее Россия и большая часть мира.

- Мнение, что штамм Омикрон — «мягкий», стало доминировать в информационном пространстве, — заметил Александр Соловьев. — Все идет в нужном направлении, вакцины есть, объявлена победа над ковидом. Одновременно с этим стало появляться все больше данных, что это не просто воздушно-капельная инфекция, основной путь передачи — аэрозольный.

Обывателю покажется, что разница небольшая. Однако риск заразиться заметно растет. Дело в том, что при воздушно-капельном пути передачи, вирус попадает в организм при разговоре с больным человеком, при чихании и кашле. «Облако» капель вылетает и довольно быстро исчезает из воздуха под собственной тяжестью. Другое дело аэрозольная передача: аэрозоль выделяется даже просто при дыхании, плаче и надолго задерживается в воздухе.

- Он как дым висит в воздухе, потоками перемещается и долго сохраняет жизнеспособность, — объяснил врач. — ВОЗ довольно длительное время этого не признавало. Потому меры, направленные на защиту вируса — дистанция в полтора метра, хирургические маски — не работали так, как требовалось. Необходимы респираторы ffp3, режим вентиляции, установка HEPA-фильтров.

В погоне за ковидом

Еще один важный момент с COVID-19 — это его способность эволюционировать. Меняется он гораздо быстрее, чем предполагалось.

- За последние два года было несколько штаммов и подштаммов, если считать с конца прошлого года, все начало меняться еще быстрее: ВА.1, потом ВА.2, — объяснил Александр Соловьев. — В России эти две волны наложились одна на другую. В Великобритании, например, было видно два четких пика. В США появился свой штамм, теперь подъем ВА.4/ВА.5. Сейчас в Индии еще один тревожный штамм, который негласно называют «кентавр». Только за полгода 5 эпидемиологически значимых варианта, которые привели к волнам.

Это учитывая, что старые штаммы тоже никуда не деваются. В России, например, до сих пор циркулирует Дельта, в небольшом объеме, по данным прошлой недели — 1,21 процента случаев, к ВА.1 относят 3,8 процента заболеваний, ВА.2 — 56,13 процента, к ВА.4/ВА.5 — 38,86 процента — такие данные приводит Роспотребнадзор.

- Коронавирус ускорился, если мы не будем контролировать его распространение, вырастет количество и скорость передачи. Это дает шансы вирусу меняться и приспосабливаться, — предупреждает эксперт «Доктора Питера». — Прививочная кампания шла медленнее, чем изменялся вирус. Если бы мы контролировали распространение вируса, как это делает Китай, а до недавнего времени Новая Зеландия, Австралия, это бы не давало шансов вирусу приспосабливаться и эволюционировать.

В этих странах проводили вакцинацию, при этом жестко ограничивали контакты, а с ними и распространение.

Болеть по 3-4 раза за подъем

Сейчас циркулируют все варианты Омикрона и Дельта — это создает для вируса идеальные условия для реинфекции. Если раньше случаи реинфекции были крайне редкими, то сейчас они возникают все чаще. Ковид отлично уклоняется от иммунитета, им возможно заразиться даже по 3-4 раза за подъем.

- Было большой ошибкой считать, что вирус становится с каждым разом легче, снижается тропность (способности развиваться в определенных тканях — прим. ред.) вируса к эпителию нижних дыхательных путей, — уверен Александр Соловьев. — Да, в какой-то период количество пневмоний и тяжелой дыхательной недостаточности снизилось, но ВА.4/ВА.5 не только более вирулентен — быстро распространяется, но еще и более патогенен — способен приводить к тяжелым последствиям. Происходит поворот в обратную сторону, у него опять усилилась тропность к эпителиям нижних дыхательных путей. И это наблюдается во всех странах: растут госпитализации, растет смертность. Даже в странах, где максимальный охват вакцинации. И там наблюдаются высокие цифры госпитализации и перевод на койки интенсивной терапии.

Конечно, многое зависит от возраста, груза накопленных болезней (коморбидности), в разных странах история развивается по-разному. Но в России не все в порядке с эффективными средствами терапии.

- У нас недоступен Паксловид, малодоступны моноклональные антитела, и мы не готовы к быстрой терапии людей из группы риска тяжелого течения вируса, — констатирует Александр Соловьев.

Разрушенный иммунитет и неспособность убивать раковые клетки

Когда мы говорим о «легкости» нынешних штаммов, то забываем о лонгковиде или постковиде. А это очень серьезная проблема для здоровья людей.

- Серьезнейшая патология, которая затрагивает много органов и систем, меняется система свертываемости крови, что , инфарктов, — говорит о последствиях вируса Александр Соловьев. — Прямое действие вирус оказывает на нервную систему, которая снижается когнитивные функции. Влияет на клетки иммунной системы — из-за дисбаланса организм не может справляться с вирусом, истощаются иммунные ресурсы, которые необходимы для сдерживания вируса Эпштейна — Барр, герпеса, контроля над процессом образования раковых клеток, так как в этом случае резко снижается запас Т-клеток, ковид истощает ресурс.

По мнению эксперта, нас ждут глобальные последствия, мы все глубже и глубже погружаемся в эту проблему. И наша задача защитить себя от инфицирования:

- Ковид должен привести к некой революции в градостроительстве, как когда-то в истории с чумой появилась канализация, система водоснабжения, — считает Александр Соловьев. — У нас многие помещения не соответствуют требованиям, которые бы позволили снизить риски инфицирования.

Серьезные проблемы с этим вопросом, например, в школах. Помимо ношения респираторов, необходимы системы мониторинга СО2 в воздухе, фильтры, изменения систем вентиляции.

- Сейчас США, Франция, Великобритания, Япония переходят на новые требования к монтажу вентиляции, устанавливают СО2 мониторы, их можно отслеживать через приложение, — говорит Александр Соловьев.

Маячки устанавливают в торговых центрах, на вокзалах, в офисных зданиях. Оснащают помещения фильтрами. Действия несложные, можно это реализовать и для себя — дома, в офисе, в школах и детских садах.

Почему антиген лучше ПЦР

Москва, Петербург, южные регионы — везде сейчас полно туристов. Люди перемещаются из музея в музей, бывают в театрах, аэропортах, вокзалах, самолетах, поездах. Риск заражения очень высок. А по возвращению — встречи с родственниками, друзьями и активное распространение вируса. Если вы не хотите рисковать здоровьем родных, сделайте экспресс-тест.

- Когда антиген показывает положительный результат — это означает, что вы не только заразились, но и можете заражать других, — объяснил Александр Соловьев. — ПЦР может давать положительный результат, но вирус уже нежизнеспособен, просто остается в организме. Антиген — удобный способ для самотестирования, чтобы определиться, как поступать дальше.

Эксперт объясняет, по симптомам очень сложно понять, чем именно вы болеете. Если вы почувствовали недомогание, которое может быть связано с ОРВИ или COVID-19, и у вас нет возможности сдать тест — оставайтесь дома. При этом срок изоляции должен быть минимум 8 дней, а лучше все 10 дней.

- Научные данные не подтверждают, что достаточно 5 дней, — предупреждает Соловьев.