Интервью с коллекционером антиквариата

Медаль «Участнику марш-броска12 июня 1999 г. Босния — Косово»

Союзная Республика Югославия с 24 марта 1999 года находилась под авиаударами НАТО, одновременно борясь с албанскими сепаратистами в сербском автономном крае Косово и Метохия (Космет), а также отражала их наступление, поддерживаемое регулярной армией Албании и авиацией НАТО на Югославо-Албанской границе, одновременно готовясь к наземной фазе операции НАТО.

Но то, что не удалось военным, удалось политикам. 9 июня 1999 года международное сообщество вынудило президента СРЮ Слободана Милошевича подписать в македонском местечке Куманово военно-техническое соглашение, в соответствии с которым НАТО прекращает бомбардировки СРЮ, югославская армия и сербская полиция покидают Космет, а их место занимает международный миротворческий контингент под командованием НАТО.

Далее события развиваются очень быстро. 10-го июня собирается Совет Безопасности ООН, который принимает резолюцию 1244, закрепляющую на уровне ООН Кумановские договорённости и предоставляет НАТО мандат ООН на проведение военного компонента миротворческой операции.

После принятия резолюции американские представители НАТО заявляют о том, что Россия может быть представлена в миротворческой операции в Космете только одним батальоном, дислоцированным в американском секторе ответственности.

Максимум, что НАТО может предложить России, это присутствие двух её батальонов, при котором второй находился бы в оперативном резерве под британским оперативным командованием.

Ни то ни другое не было приемлемо для России, но глава делегации В.С. Черномырдин на переговорах в Хельсинки ещё 1-го июня принял американский проект Кумановского соглашения без согласования плана развёртывания миротворческой операции, вопреки мнению военных членов российской делегации.

9 июня же, изучив проект резолюции 1244, группа членов российской делегации решила подготовить и направить доклад министру обороны РФ И.Д. Сергееву. Суть доклада сводилась к всесторонней оценке ситуации и предложению — предусмотреть одновременный с натовцами ввод российского миротвор­ческого контингента, чтобы вернуть Россию в процесс урегулирования на Балканах на равноправной основе, восстановить её международный престиж. Президент одобрил данной предложение.

10 июня в 18.00 командир 1-й отдельной воздушно-десантной бригады ВС России в составе международной миротворческой миссии SFOR в Боснии и Герцеговине полковник Николай Игнатов поставил задачу полковнику Сергею Павлову подготовить его 2-й батальон к 600-километровому маршу с целью занятия аэродрома Слатина, который находился в 12-ти км юго-западнее от Приштины — административного центра автономного края Косово и Метохия.

Батальон должен быть усилен техникой и личным составом из других подразделений бригады.  Готовность батальона к маршу – 3 часа 11 июня. Уже к часу ночи в место дислокации 4-й роты 2-го батальона в местечко Семин-хан прибыла дополнительная бронетехника, ибо в каждой роте было только по три БТР-80, а в марше должна были участвовать только колёсная авто- и бронетехника.

Интервью с коллекционером антиквариата
Ночь перед отправкой в Косово. Экипажи БТР-80 второй парашютно-десантной роты за час до убытия в четвёртую роту в базовый район Семин-Хан. Фото из проекта А. Лобанцева «Косово 99»

6-я парашютно-десантная рота в полном составе выдвигалась в район сосредоточения из базового лагеря в г. Углевик, где располагались штаб 1-й бригады и штаб мультинациональной дивизии «Север», в которую входила бригада.

После многочасовых размышлений родилось, казалось бы, простое, но очень остроумное решение — не пытаться скрыть, а, наоборот, официально проинформировать командование дивизии «Север» о выходе батальона с места постоянной дислокации.

Такая практика установилась давно: наши офицеры постоянно находились в штабе дивизии и, оперативно не подчи­няясь её командованию, тем не менее в порядке информации сообщали ему, когда то или иное подразделение российской бригады выходило на размини­рование, патрулирование или выполнение иной задачи подобного рода.

И вот в установленный час в череду таких обыденных докладов командо­вание бригады по указанию из Москвы ввело информацию о том, что наш батальон получил приказ на выдвижение на территорию Союзной Республики Югославии.

При этом специально был выбран момент доклада — в после­обеденное время, когда тянет вздремнуть и восприятие имеет обыкновение притупляться. Командир дивизии воспринял эту информацию более чем спокойно, лишь поинтересовался, не нужна ли какая помощь для выполнения той самой “частной задачи”. “Помощи не требуется”, — услышал в ответ и пожелал русским успеха.

Леонид Ивашов

Интервью с коллекционером антиквариата

Среди же военнослужащих-участников марша распространена версия о том, что группа российских офицеров пригласила американских офицеров отпраздновать вымышленный день рождения и, усыпив тем самым их бдительность.

Как бы там не было, колонна российской техники под командованием старшего оперативной группы генерала-майора В. Рыбкина благополучно покинула район сосредоточения недалеко от города Биелина, где поверх закрашенной на броне литеры S в аббревиатуре SFOR была нанесена литера K, и пересекла границу СРЮ.

Общая численность личного состава батальона составила около 200 человек. В районе Белграда командование колонной принял генерал-лейтенант Виктор Заварзин, до этого работавший главным военным представителем России при НАТО.

До него была доведена информация, что он выполняет прямые указания Президента и министра обороны и ничьи более приказы он выполнять не должен. Так известно, что начальник Генштаба А.

Интервью с коллекционером антиквариата
Нарезка хроники — документальный фильм Алексея Борзенко «Русские танки в Приштине», ТВ Центр, 1999 г.

На подходе к административной границе с Косметом колонна притормозила, ожидая информацию о том, что войска НАТО пересекли македоно-югославскую границу, где они были сосредоточены ещё со времён бомбардировок Югославии, в готовности к началу наземной фазы операции.

Небольшая сложность образовалась при прохождении колонны через Приштину — административный центр автономного края. В два часа ночи 12 июня улицы Приштины были заполнены ликующей толпой, встречавшей колонну.

Интервью с коллекционером антиквариата

Было необходимо спешить, чтобы опередить натовцев на Слатине, и колонна медленно пробиралась через толпу.  Через некоторое время колонна добралась до аэродрома первой.

Из всей техники только один БТР прибыл на буксире из-за заклинившего колеса (перегрев ступицы или клина тормозных колодок). К слову, это был БТР-80 ранних годов выпуска, один из самых старых в бригаде.

Через два часа к рассвету российские десантники уже контролировали территорию аэродрома, рассредоточив технику и заняв оборону его огромной территории — протяжённость одной только взлётно-посадочной полосы составляет 2,5 км.

Она была абсолютна цела и могла принимать тяжёлые самолёты. В соответствии с планом, на аэродром должны были прибыть ещё два батальона десантников, переброшенных из России на военно-транспортных самолётах, но Румыния, Венгрия и Болгария не предоставили своё воздушное пространство в нарушение Чикагской конвенции.

В 7.30 у аэродрома появляется колонна британской бронетехники. Они были немного удивлены, но спокойны, запросили переговоры. В 11 часов над аэродромом появился беспилотник, который позже он улетел, а вместо него прилетели десантные вертолёты.

Интервью с коллекционером антиквариата
Британский танк в Косово. Танк без поддержки пехоты. Район аэродрома Слатина, середина июня. Фото из проекта А. Лобанцева «Косово 99»

Как стало известно уже после некоторой стабилизации обстановки в Косово, в НАТО всё-таки нашлись горячие головы, которые предлагали вооружённым путём воспрепятствовать российскому контингенту.

Американский журнал “Newsweek” сообщил о серьёзных разногласиях Верховного главнокомандующего объединёнными вооружёнными силами НАТО в Европе У. Кларка и военного руководства блока, которые и стали причиной досрочной отставки Кларка.

Последний отдал приказ натовским лётчикам опередить русских и занять аэродром “Слатина”. Но британский генерал М. Джексон, командовавший натовским контингентом в составе КФОР, отказался выполнять этот приказ.

После этого У. Кларк обратился к главкому объединёнными вооруженными силами НАТО в южной зоне Европы адмиралу Дж. Эллису с просьбой в спешном порядке направить военные вертолёты в приштинский аэропорт, чтобы они блокировали взлётные полосы и не дали сесть военно-транспортным самолётам из России.

Однако адмирал отказался выполнить эту просьбу, сославшись на то, что это не понравилось бы генералу М. Джексону. А тот, в свою очередь, комментируя свое несогласие с действиями У.

Леонид Ивашов

Необходимо отметить, что, выдвигаясь из Биелины, российские военнослужащие получили приказ от генерала Рыбкина на любую провокацию отвечать огнём. Таким образом, весь личный состав понимал серьёзность операции и был готов даже к самому неблагополучному её развитию, несмотря на то, что на вооружении батальона было только стрелковое оружие и гранатомёты (РПГ-7Д и АГС-17).

Поэтому личный состав был достаточно напряжён и был готов стоять насмерть. Но это не потребовалось: британцы не стали нагнетать обстановку. Они наблюдали за русскими, а русские за ними.

Описание

Интервью с главным редактором художественного журнала “Золотая палитра” Татьяной Соломенной об издательской деятельности – бумага или цифра. Репортаж из московского музея современного искусства с открытия выставки русского художника Серебряного века Василия Шухаева.

Интервью с научным консультантом Еленой Яковлевой, с Директором аукционного дома Екатериной Макдугл, с директором НИИ Российской Академии Художеств Андреем Толстым, с режиссером театра Андреем Житинкиным, с президентом федеральной палаты национальных культурных ценностей Александром Швейделем, с тележурналистом Светланой Конеген.

Интервью с коллекционером антиквариата

Гость студии эксперт антикварного рынка Инна Пуликова об инвестициях в антквариат. Эксклюзивное интервью с Вице-президентом Международной Конфедерации Антикваров и Арт-дилеров, известным коллекционером – Михаилом Перченко.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector